ПОИСК
Здоров'я та медицина

«Семь лет назад у меня в поясничном отделе позвоночника обнаружили злокачественную опухоль. После ее удаления позвонок стал хрупким и начал проседать, из–за чего я перестал чувствовать ноги»

0:00 19 лютого 2010
Інф. «ФАКТІВ»
Столичные ортопеды и нейрохирурги провели уникальную операцию, благодаря которой 18-летний Сергей снова ходит и его спинному мозгу ничего не угрожает

 — Когда начали неметь ноги и я не смог ходить, испугался, — говорит 18-летний Сергей из села Стинка Тернопольской области.  — Обследования определили, что у меня проседал позвонок в поясничной области и ущемлялся спинной мозг. В этом месте семь лет назад обнаружили злокачественную опухоль. Она располагалась в брюшной полости и крепилась к позвоночнику. Во время операции позвонок, в который вросла опухоль, тщательно выскоблили, чтобы не осталось ни одной «плохой» клетки. Вот он и стал хрупким. 29 января мне укрепили позвоночник металлической системой и освободили спинной мозг. Когда я лежал в реанимации, каждый врач, подходя к моей кровати, просил пошевелить пальцами ног. Я сразу же это делал.

 — Онкологическую болезнь у сына определили не сразу, — рассказывает отец Сергея Александр Иванович.  — Сначала у него начала болеть в тазовом суставе левая нога. Рентгеновские снимки костей нарушений не выявляли, но, чтобы избавить Сережу от боли, ногу взяли на вытяжение. Затем оказалось, что у сына постоянно повышена температура тела — тогда назначили антибиотики. Уже дома, когда Сережа мылся, я заметил бугорок на его позвоночнике. Врачи тернопольской больницы отправили нас в Киев. Оказалось, у сына злокачественная опухоль…

Сергей пережил девять химиотерапий, радиотерапию, операцию по удалению опухоли. Каждые полгода родители ездят с ним на обследования, врачи берут анализы, которые не выявляют раковых клеток. Болезнь отступила. Но развилось осложнение.

 — По больничному коридору сын мог пройтись с моей поддержкой, правда, давалось ему это с огромным трудом, — добавляет Александр Иванович.  — Врачи сказали, что с подобным случаем сталкиваются впервые. Они созвали консилиум, пригласили специалистов из других клиник и решились провести операцию. Конечно, страшно было соглашаться. Но без хирургического вмешательства сын скоро превратился бы в инвалида. У нас просто не было другого выхода.

«На рентгеновских снимках хорошо видны все 12 винтов, которыми закрепили металлическую систему на позвоночнике»

- Мне теперь нужно учиться ходить по-новому, — говорит Сергей.  — Из-за просевшего позвонка позвоночник искривился, я был согнутым, во время ходьбы переваливался… Когда мне разрешили встать после операции, почувствовал, как изменилось положение моего тела. Теперь я и стою, и хожу ровно. Но к этому нужно привыкнуть.

Когда мы пришли в палату к парню, он лежал. Под спину ему подложили две подушки — так меньше болит тянущийся вдоль всего позвоночника разрез.

 — Мне интересно рассматривать рентгеновские снимки, которые сделали после операции, — продолжает парень.  — Хорошо видна металлическая система — она прикручена к здоровым позвонкам 12-ю винтами!

О событиях семилетней давности Сергей практически не говорит. Я попросила его: «Расскажи, как тебя лечили в онкобольнице». Парень кратко ответил: «Я ничего не помню»… Но его родители ничего не забыли.

 — Перед операцией по удалению опухоли сыну сделали шесть курсов химиотерапии, благодаря чему бугорок под кожей возле позвоночника исчез, — говорит мама парня Надежда Васильевна.  — У Сережи были страшные боли. Он кричал, не мог их терпеть. А наркотики, которые ему вводили, помогали недолго… Как-то я купила православный календарь из Почаевской лавры. Увидев его, сын попросил: «Положили его мне под голову». Я так и сделала. После этого боли у Сережи начали уменьшаться и исчезать. Вскоре назначили операцию. Хирурги рассказывали, что нашли опухоль и удалили ее полностью. Вмешательство длилось девять часов! Чтобы в организме не осталось раковых клеток, сыну назначили еще три «химии» и курс лучевой терапии.

 — Во время заключительного этапа лечения сын (ему тогда было 11 лет) услышал, что кого-то из детей повезли в цирк, — добавляет отец.  — Начал упрашивать: «И я хочу!» А мы боялись, что он, обессиленный после облучения, не выдержит даже дорогу к цирку. Но Сережа так умолял, что мы свозили его на представление. Ведь у ребенка, тем более больного, должен быть праздник.

 — Лечение Сережи заняло полтора года, — продолжает мама.  — Он полностью пропустил учебу в пятом классе и полгода — в шестом. Но его не оставили на повторный год, и сын быстро наверстал пропущенное. А в девятом классе после экзамена по биологии преподаватели сказали, что Сережа лучше всех отвечал. И это неудивительно, ведь за время болезни он так много узнал… Когда Сережу забирали на операцию на позвоночнике, хирурги разрешили, чтобы возле его головы лежали иконы святых угодников Божьих Луки Крымского и Ефрема Греческого, которые при жизни были хирургами…

 — Накануне операции стало очень страшно, — говорит Сергей.  — Думал: приду в себя после наркоза, а ног не буду чувствовать… Как тогда жить?

«Сережа учится на втором курсе географического факультета. Получив образование, сможет работать экологом или учителем в школе»

- Этот пациент должен был лечиться во взрослой клинике, — объясняет руководитель ортопедо-травматологической службы Национальной киевской детской больницы «Охматдет» Анатолий Левицкий.  — Ведь ему больше 18 лет. Но так как два последних года мы его наблюдаем, Минздрав Украины позволил оперировать парня в детской клинике. Признаюсь, что ситуация была достаточно серьезной. Мы пересылали снимки, консультировались с американскими коллегами. Они должны были приехать в Киев, планировалась совместная с ними операция. Но в последний момент поездка отменилась. И мы приняли решение оперировать своими силами, ведь нельзя было больше ждать. У Сергея сформировался так называемый поясничный горб: из-за просевшего позвонка позвоночник выгнулся внутрь, происходило сдавливание спинного мозга.

Столичные ортопеды-травматологи проводили вмешательство вместе с хирургом харьковского Института патологии позвоночника и спинного мозга Андреем Мезенцевым и киевским нейрохирургом Георгием Кеворковым.

 — В ходе операции мы выделили спинной мозг, корешки нервов, — продолжает Анатолий Левицкий.  — Чтобы освободить их от сдавливания, пришлось «выкусить» поврежденные тела позвонков. После этого зафиксировали позвоночник в правильном положении с помощью металлической конструкции и пластического материала, который расположили со стороны грудной клетки. То есть сделали парню двойную фиксацию. Сложность операции у этого пациента была в том, что он уже перенес серьезное вмешательство, прошел лучевое лечение, из-за чего кости стали хрупкими, нарушилось кроветворение. Кроме того, операция на позвоночнике предполагает большую кровопотерю. Ее удалось избежать. До сих пор в нашем арсенале нет аппаратуры, следящей за работой спинного мозга. Чтобы проверить, не пострадал ли он во время операции, мы выводим пациента из наркоза, просим пошевелить его пальцами ног, и снова обезболиваем… Лучший показатель успешности проведенного вмешательства то, что сейчас Сергей уже ходит по больничному коридору без ходунков.

- К сожалению, нам все чаще приходится сталкиваться с тяжелыми травмами позвоночника, при которых велика угроза повреждения спинного мозга, — дополняет заведующий нейрохирургической спинальной клиники детского возраста Института нейрохирургии Георгий Кеворков.  — Как правило, их получают в результате дорожно-транспортных происшествий. Сейчас у нас есть пациент, у которого из-за травмы сдвинулись позвонки шейного отдела позвоночника и, как следствие, до предела натянулся спинной мозг. Мы пока решаем, как поступить, консультируемся с коллегами. Всегда можем посоветоваться со специалистами из «Охматдета», других специализированных клиник Украины, провести совместные операции. Накопленный опыт каждого бесценен и позволяет помогать в самых сложных случаях.

 — Так хочется надеяться, что все самое страшное в жизни сына теперь позади, — говорит мама парня Надежда Васильевна.  — Он уже столько перенес… Его жизнь не раз была под угрозой… Хватит ему испытаний! После окончания школы Сережа поступил на заочное отделение географического факультета Тернопольского университета. Сейчас он на втором курсе.

 — Получив образование, сын сможет работать экологом или учителем в школе, — добавляет отец.  — Профессии, связанные с физическими нагрузками, ему противопоказаны. А в течение ближайшего года Сереже нельзя делать даже резких движений.

 — Главное то, что я хожу и чувствую ноги, — говорит Сергей.  — Жизнь продолжается.

13652

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.