ПОИСК
Здоров'я та медицина

Боец АТО: "Танк боевиков начал давить нас в окопах. Оказавшись под гусеницами, я удивился, что все еще жив"

6:30 13 лютого 2015
Інф. «ФАКТІВ»
37-летний Александр из Черновицкой области получил тяжелейшие травмы, когда вместе с бойцами 15-го горно-пехотного мукачевского батальона отбил танковую атаку возле села Санжаровка Донецкой области. Сейчас боец проходит лечение в столичной больнице «Феофания», которая начала принимать раненых

— 27 января я должен был уехать домой в отпуск, а 24-го был ранен, — говорит Александр. — В тот день наш опорный пункт возле села Санжаровка атаковали танки боевиков. Один из них начал давить нас в окопах. Увидев, как он залетел на позицию, я попытался проскочить сбоку под махиной, но водитель понял мой маневр — обе гусеницы прошлись по окопу, переехав мне левые руку и ногу. После этого танк развернулся, наехал на меня и остановился. Я даже удивился, что все еще жив! И пока он так стоял, его подбили, а находившихся внутри забросали гранатами. Погибли все, кроме механика. Экипаж состоял из кадровых российских военных — об этом сказал танкист, да и найденные документы не оставляли сомнений.

— Вы долго пролежали под танком?

— Точно не могу сказать. Время для меня словно остановилось. Где-то около часа. Когда бой окончился, танк оттянули, меня вытащили и начали оказывать первую помощь. Левую руку не оторва­ло, но спасти ее, перемолотую гусеницами, было невозможно. В Артемовской больнице, куда меня доставили, ее ампутировали…

*"Моя каска потрескалась, сапоги слетели с обеих ног, — говорит Саша. — С левой стороны тела содрана кожа. Благодаря бронежилету не пострадали внутренние органы. Правда, ребра поломаны. Но это ничего — заживут!"

— Этот боец получил тяжелейшие травмы, — говорит руководитель Центра ортопедии, травматологии и спортивной медицины клинической больницы «Феофания» Игорь Зазирный. — Он лишился левой руки выше локтя, правая оказалась поломана, левая нога раздроблена в нескольких местах. Повреждены тазовые кости. Пациент перенес несколько операций, кости сопоставлены. Ежедневно мы проводим ему перевязки, которые можно назвать мини-операциями, ведь каждый раз используем обезболивание. Думаю, нам удастся поставить мужчину на ноги. Кроме того, начали искать качественный протез руки.

— Благодаря хорошему оснащению клиники наши специалисты применяют самые современные методики, что позволяет выхаживать тяжелых пациентов, — говорит главный врач клинической больницы «Феофания» Игорь Семенив (на фото). — Мы не раз обращались к руководству Министерства обороны Украины с предложением о сотрудничестве. И вот на прошлой неделе к нам доставили сразу 28 раненых из зоны АТО. Позавчера поступили еще десять человек. Всем им требуются длительное сложное лечение и реабилитация.

Мы встретились с Сашей в палате клиники «Феофания». Во время разговора боец показывал снимки на компьютере, отвечал на телефонные звонки. Видно, что ему сложно управляться одной рукой, но он не привык жаловаться.

— Я до сих пор чувствую пальцы отсутствующей руки, — признается мужчина. — Испытываю сильнейшие фантомные боли. Надеюсь, когда мне сделают протез, все будет хорошо. Я уже начал тренировать руку. Видите, к кровати привязан жгут. Надеваю его на культю и разрабатываю мышцы, как эспандером. Врачи говорят: как только снимут швы, можно будет начинать примерять протез.

— Родные знают о том, что вы ранены?

— Отцу я позвонил еще из Артемовска. Он приехал, когда я находился в Харьковском госпитале. В Киеве меня уже навещали мама и 22-летняя сестра.

Саша по профессии биоинженер. После окончания Черновицкого университета не мог найти работу по своей специальности, поэтому отправился на заработки в Португалию. Вернувшись, занялся полиграфией, затем — биржевыми проектами в Интернете.

— Не так давно я переехал в село Банилов-Подгорный Черновицкой области, где живет моя 90-летняя бабушка, — рассказывает Александр. — Помогал ей по хозяйству. Своей семьи у меня пока нет, любимая женщина дома тоже не ждет…

В клинике за Сашей ухаживают медсестры. Во время нашей беседы одна из них заходила несколько раз: поднесла чашку с трубочкой, спросила, что греть на ужин, дала градусник измерить температуру.

— Когда на прошлой неделе к нам в клинику привезли сразу 28 пострадавших в зоне АТО, ни одна медсестра не ушла домой после окончания своей смены, — говорит главный врач клиники «Феофания» Игорь Семенив. — Все остались помогать принимать пациентов, мыть их, расселять, кормить. Очень быстро приехали врачи, чтобы проводить необходимые операции.

В травматологическом отделении все палаты заняты ранеными.

— Признаюсь, в мирное время мне не приходилось видеть таких сложных повреждений, проводить операции после пулевых и осколочных ранений, — говорит руководитель Центра ортопедии, травматологии и спортивной медицины клинической больницы «Феофания» Игорь Зазирный. — Из 17 ребят, которых определили в мое отделение, четверо — очень сложные. Саша — один из них. Удивительно, что он вообще выжил после того, как дважды побывал под гусеницами танка. Сейчас важно не дать развиться воспалению, ведь все раны были загрязнены. Кости ног у него сопоставлены, кости таза тоже зафиксированы. Понятно, что Саше ни в коем случае пока нельзя подниматься. Кроме всего прочего, у него с бедер и голеней практически полностью содрана кожа. Раны нужно постоянно обрабатывать.

Саша до мельчайших подробностей помнит день, когда едва не погиб.

— Наш опорный пункт возле села Санжаровка очень мешал террористам: если бы им удалось захватить дорогу, по ней можно было бы перебрасывать технику, — рассказывает Александр. — Поэтому они и атаковали нас несколько дней подряд. Каждое утро начиналось с трехчасового обстрела нашей позиции «Градами», минометами, самоходными установками… Затем пошли танки…

«Мне не представить ощущения бойцов, которых танк давил гусеницами, — написал в социальной сети один из участников боя под Санжаровкой. — Горело все, что может гореть. Мы двумя танками летели на помощь. Нашим пехотинцам удалось остановить и подбить буквально голыми руками три вражеских танка. Остальные вынуждены были отступить. Атака захлебнулась. Рубеж мы отстояли.

Оставшийся на позиции солдат показал нам тяжело раненного бойца, зажатого в окопе под гусеницами подбитого вражеского танка. Нам удалось оттянуть машину, вытащить парня и отправить его в медсанчасть. Я взял документы одного убитого танкиста: паспорт гражданина РФ, трудовая, военный билет, страховое свидетельство государственного пенсионного страхования РФ, мобильник, удостоверение Новороссии Первого Юго-Восточного батальона Пресвятой Богородицы Августовской от 16.10.14 и билет на его имя на поезд Орск—Краснодар. Кто теперь будет воспитывать его двух детей-подростков? Путин?»

О том, что в том бою погибли восемь наших солдат, а десятки получили ранения, Александр узнал позже.

*Танк, который наехал на Александра, так и остался на поле боя

— К счастью, все трое ребят из моего минометного подразделения, которых я взял с собой на опорный пункт, остались целыми, — говорит Саша. — Да и саму позицию продолжает контролировать украинская армия. Это очень важно.

Многих бойцов, участвовавших в жестоких боях и не позволивших устроить Дебальцевский котел, наградили орденами и медалями прямо в больничных палатах.

— В Харьковском военном госпитале, куда меня доставили из Артемовска, раненых навестил министр обороны Степан Полторак, — рассказывает Александр. — Он вручил мне денежную премию. Нас проведал и президент страны. После визитов чиновников все говорили, что меня тоже ждет государственная награда. Конечно, мне было бы приятно ее получить, но, по большому счету, я не так уж и много сделал для уничтожения врага.

В зоне АТО Александр находился с октября. Он был командиром взвода минометной батареи.

— В основном я занимался корректировкой артиллерийского огня, — рассказывает боец. — Наши позиции постоянно обстреливали из минометов и более тяжелых установок. Это было страшно. Но я сумел преодолеть ужас перед летящими с неба снарядами. Знаете, до 24 января в нашем подразделении был ранен только один боец. Это тоже придавало сил.

— Одно из самых сложных ранений — когда пуля, пробивая кость, дробит ее, — объясняет Игорь Зазирный. — Тогда приходится удалять отломки, а позже мы наращиваем кость. Для лечения пациента с таким ранением мы приглашали известного ортопеда Виталия Веклича. В данный момент у нас еще два бойца нуждаются в подобной помощи.

— Еще год назад, в феврале, мы начали принимать пострадавших с Майдана, — говорит Игорь Семенив. — Один из них недавно приехал на очередной этап лечения. Сейчас к нам направили раненых с тяжелыми повреждениями грудной клетки, брюшной полости, тех, кому требуются нейрохирургические операции и вмешательство на костях.

Кстати, 9 февраля клиническая больница «Феофания» отметила юбилей — ровно 50 лет назад она приняла первых пациентов.

— В годы Советского Союза пациентами нашей больницы были только члены правительства, высокие партийные руководители и их близкие родственники, — говорит Игорь Семенив. — Затем мы начали принимать и депутатов. Но уже несколько лет клиника открыта для всех жителей Украины. Правда, мало кто об этом знает. Именно поэтому раненых бойцов не так активно, как в других больницах, навещают волонтеры. Неравнодушные люди могут приезжать к нашим пациентам. Раненые обеспечены лекарствами, а вот домашняя еда, детские рисунки, да и просто душевное общение их наверняка порадуют.

Несмотря на тяжелейшие ранения, Саша не жалеет о том, что пошел воевать:

— Когда все начиналось на востоке страны, понимал, что придет и моя очередь защищать Родину. И, несмотря ни на что, я уверен: мы победим, ведь правда — за нами!

41151

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.