ПОИСК
Здоров'я та медицина

"Жалеть детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, не нужно. Лучше научить их приносить пользу"

17:45 8 квітня 2015
В Дымере под Киевом волонтеры-психологи создали центр реабилитации для детей из зоны АТО и тех, чьи отцы погибли на фронте или попали в плен. Чтобы забыть ужасы войны, ребята ухаживают за домашними животными, учатся работать руками и ставят спектакли кукольного театра

К лагерю «Лесная застава» в Дымере ведет узкая дорога, мощенная камнем, по бокам которой внушительно качаются вековые сосны. На обочине стоят необычные дорожные знаки. На одном, запрещающем, — перечеркнутая козлиная голова с рогами и густой бородой. Это значит, что козлам на территории лагеря делать нечего. На втором, предупреждающем, изображен огромный комар.

— Раньше здесь были глубокие озера, вокруг которых вилась туча насекомых, — поясняет руководитель детского лагеря «Лесная застава» и председатель Всеукраинской благотворительной организации «За право на жизнь» Ирина Сазонова. — Потом рядом с нами появилась птицеферма, которая стала потреблять столько воды, что колодцы в поселках обмелели, а озера высохли. Но комаров все равно осталось очень много. Вот малышня и придумала знак повесить: «Не выходи за территорию лагеря, а то унесет гигантский комар».

Наша организация «За право на жизнь» обосновалась на базе заброшенного санатория в Дымере еще три года назад. Когда началась аннексия Крыма, мы, психологи, встречали женщин и детей, уехавших с полуострова, находили для них жилье, обеспечивали одеждой и питанием, оказывали психологическую поддержку. С началом АТО многие мои коллеги отправились на передовую, чтобы поддержать бойцов. Там, на Донбассе, им доводилось встречаться с семьями, которые хотели отправить своих малышей на безопасную территорию — в лагерь или санаторий. Вот мы и решили принять детей переселенцев у себя. В июле прошлого года поставили эмчеэсовские палатки, завезли продукты. Так появилась «Лесная застава».

— За минувшие девять месяцев мы успели сделать немало, — Ирина показывает рукой на выкрашенные в желто-голубые цвета сцену и уютные беседки. — Пилили деревья, срезали дикий кустарник, красили, белили, штукатурили, чинили. А высокую траву вытоптали дети, и теперь у нас есть отличное футбольное поле. Волонтеры и строители из разных фирм, приезжая к нам, бесплатно помогали приводить в порядок территорию и ремонтировать здания. Тем временем мы искали по подвалам и бомбоубежищам разгромленных городов Луганской области деток, и небольшими группками, чтобы нас не засекли боевики, выводили их на харьковскую трассу, а оттуда переправляли в Киев.

— Я помню, как жутко было в Луганске, когда началась война, — рассказывает 11-летняя Ксюша Жукова. — Постоянные обстрелы, шипение мин. Пустые дороги и совершенно безлюдные, будто вымершие, дворы и улицы. Это было реально страшно! Нам с мамой удалось выехать из города. Мы скитались по стране: Крым, Винница, Одесса… Потом приехали в Киев, мама устроилась на работу и сняла вместе с еще тремя людьми крохотную комнату. А меня устроила в лагерь. Я здесь уже девять месяцев и помню каждую смену детей, всех своих друзей и подруг. Поначалу тут было не так уютно, как сейчас, ведь в корпусах шел ремонт. Но мне все равно нравилось.

— Мелкие бытовые неурядицы — ерунда, — уверена 15-летняя Алина Чернуха из Кировограда, отец которой сейчас воюет в Донецкой области. — Зато каждый уголочек в лагере пропитан любовью. Тут есть возможность забыться, перестать нервничать за своих отцов. Мы дружим, общаемся и вместе занимаемся новыми, интересными делами.

Благотворительная организация «За право на жизнь» успела принять триста детей с востока Украины и тех, чьи родители воюют или погибли в зоне АТО. Поначалу психологам приходилось нелегко — ведь нужно было поселить и прокормить по сорок человек за одну смену. 450 курочек и уточек, которых купили в качестве антуража, чтобы дети чувствовали единение с природой, пришлось пустить на суп.

— Хорошо, хоть корову сохранили, — вздыхает Ирина Сазонова. — Детям ведь очень полезно парное молоко. За все эти месяцы никто из них не заболел. Летом мы водили ребят на пляж Киевского моря, постоянно занимаемся с ними спортом, делаем парную баню, готовим фиточаи. А еще каждый день проводим тренинги, мастер-классы, изготавливаем что-то руками — это называется трудотерапия. Жалеть детей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, не нужно. Лучше научить их приносить пользу другим.

— На День святого Валентина мы испекли печенье в виде сердечек и продавали его в магазинах по 15 гривен за штучку, — говорит Ксюша Жукова. — Все вырученные средства — больше 16 тысяч гривен — передали в артемовскую больницу. А еще по выходным делаем пиццу, печем пирожки и везем в Киев, в центр для беженцев, там угощаем людей. Здесь, в лагере, мы учимся чему-то новому (например, расписывать чашки техникой декупаж), весело отмечаем праздники — на масленицу ели блины и жгли соломенное чучело. А еще — помогаем друг другу. Я даже вела тренинги для новичков, разговаривала с ними, успокаивала. Это было здорово.

«ФАКТЫ» побывали на тренинге по закону дарения, который проводился в «Лесной заставе». По заданию преподавателя дети брали мягкие игрушки и придумывали спектакль о том, что добро нужно делать бескорыстно.

За спектаклем с интересом наблюдал глава Всеукраинского общественного объединения «Народна довіра» Сергей Шахов, который привез в лагерь посудомоечную машину, сладости и еду. Он объяснил, почему именно сейчас инициирует создание отдельной государственной структуры, которая занималась бы исключительно проблемами детей-переселенцев и тех, чьи отцы погибли в зоне АТО.


*Глава Всеукраинского общественного объединения «Народна довіра» Сергей Шахов привез в лагерь посудомоечную машину, сладости и еду. Он считает необходимым создание отдельной госструктуры, которая занималась бы исключительно проблемами детей-переселенцев (фото Сергея Даценко, «ФАКТЫ»)

— Большинству таких ребят некуда возвращаться, — говорит Сергей Шахов. — Часть из них остаются сиротами, а у других родители снимают койко-места, пытаются выживать и заработать на кусок хлеба. Сейчас, когда их дома разрушены, они просто не в состоянии забрать к себе детей, обеспечивать их и растить. Волонтеры, конечно, делают для переселенцев, что могут, но потребности этих детей — как физические, так и психологические — должны решаться на государственном уровне.

— Нас много раз вызывали на проверки в прокуратуру, в милицию по делам детей, в СБУ, — сетует Ирина Сазонова. — С проверками приезжали санстанция и экологическая служба. А ведь никто из них и копейкой нам не помог, хотя пребывание одного ребенка за смену обходится в 4000 гривен — и это только на питание, не считая поездок на экскурсии. Хорошо, что есть бизнесмены, которым можно пожаловаться, что у нас уже третий день на завтрак, обед и ужин — одни макароны, и те привозят нам целую машину еды. Если бы не такие люди, как Сергей Шахов, мы бы не справились.

Фоторепортаж из центра реабилитации смотрите здесь

2263

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.