ПОИСК
Здоровье и медицина

«После ранения мне ежедневно нужны были 58 (!) ампул лекарств. Помогла дельфинотерапия»

13:34 20 марта 2020
дельфинотерапия бойцов АТО

— С начала января программа психологической реабилитации воинов АТО/OOC с помощью дельфинотерапии работает в Одессе и Харькове, а недавно была запущена в Трускавце, — говорит 38-летний одессит, известный волонтер АТО Андрей Вагапов. — Этот благотворительный проект будем расширять и совершенствовать, потому что нет ничего более приятного, чем слышать от ребят, что у них после общения с дельфинами наладился сон, нормализовалось давление, появилась жизненная энергия, а кто-то снова начал улыбаться. Это настоящее чудо, и я счастлив, что имею отношение к нему.

Читайте также: Николай Боровик: «После сеанса дельфинотерапии я впервые так хорошо спал с тех пор, как вернулся с войны»

Сам Андрей, впервые услышав об ошеломляющих результатах дельфинотерапии, поначалу отнесся к этому скептически. В то время он восстанавливался после серьезного ранения. История нашумевшая. 5 сентября 2018 года покушались на его жизнь, как оказалось, по заказу ФСБ. Злоумышленник с пистолетом «Магнум» поджидал Вагапова вечером возле дома и нанес ему три огнестрельных ранения в обе ноги. Последнюю пулю врачи извлекли в августе прошлого года.

— После тяжелого ранения одесские хирурги едва не ампутировали мне ногу. Спасибо харьковским врачам — ее удалось спасти, — рассказывает Андрей. — Но в результате ранения седалищный нерв оказался разодран, что называется, в клочья. Это причиняло невероятную боль. Я жил на сильнейших обезболивающих препаратах. В день мне приходилось использовать по 58 ампул лекарств, 18 из которых — гормональные, 40 — болеутоляющие. Не знаю, как долго бы это продолжалось, если бы мне не посоветовали дельфинотерапию. Первый раз в бассейне с дельфинами плавал в Харькове в середине ноября 2018 года. После этого количество принимаемых препаратов уменьшилось до 20 ампул. А спустя четыре месяца, после второго сеанса, совсем отказался от обезболивающих. У меня еще не выплачен банковский кредит, который я брал на лекарства, но ничего, деньги заработаю, рассчитаюсь с долгами. Главное сейчас — запустить полноценную программу реабилитации.

Эффективность дельфинотерапии проверил на себе. А проект, который мы реализуем совместно с дельфинариями сети «Немо», базируется на многолетнем опыте США в реабилитации военных, принимавших участие в боевых действиях. Он адаптирован под наши реалии. Например, мы решили продлить эффект эйфории от плавания с дельфинами фотографиями, которые делаем во время сеанса. После бассейна садимся в кафе или в ресторане, заказываем чай, и я прошу всех поделиться своими впечатлениями. Во время чаепития каждый получает большую фотографию, на которой он запечатлен с дельфином. Человек снова расплывается в улыбке, видя себя счастливым. А через несколько дней я отправляю всем на электронный адрес много снимков, сделанных в бассейне, и это вызывает новую волну положительных эмоций.

«Выброс эндорфинов способствует росту нервных клеток, что полезно при контузиях»

— Я веду переговоры с Министерством по делам ветеранов о том, чтобы деньги, предусмотренные на санаторно-курортное оздоровление для бойцов, получивших на фронте механические, огнестрельные ранения и контузии, повреждения внутренних органов, выделялись целенаправленно на дельфинотерапию, то есть на качественную реабилитацию, — продолжает Андрей Вагапов. — Дельфинарии «Немо» находятся в Одессе и Харькове, а «Оскар» — в Трускавце.

Пока работаем над созданием единой базы участников программы. Списки нуждающихся в дельфинотерапии составляю на основании данных, которые предоставляют бывшие и нынешние комбаты, с ними у меня прямая связь. Те, кто служил на третьей линии, в них не попадают. Из 360 тысяч человек, имеющих статус участника АТО, отбираем тех, кто был на войне. Многие записываются сами, узнав о «Программе психологической реабилитации воинов АТО/ООС с помощью дельфинотерапии» из СМИ или Facebook.

«С начала января программа психологической реабилитации воинов АТО с помощью дельфинотерапии работает в Одессе и в Харькове, а недавно запущена в Трускавце», — говорит Андрей Вагапов. Фото со страницы Андрея ВАГАПОВА в Facebook

— Расскажите, какие болезни фронтовиков лечат дельфины?

— Общение с ними помогает справиться с депрессией, бессонницей, головными болями, вызванными перенесенными травмами. Ультразвуковое (сонарное) воздействие на мозг очень полезно. Благодаря этому улучшается циркуляция крови и лимфы, питание клеток организма. А при выбросе гормонов радости эндорфинов, вырабатывающихся во время общения с дельфинами, ускоряется рост нервных клеток, что благотворно влияет на людей с контузиями.

Дельфинотерапия усиливает действие других лечебных процедур и методик. Меня особенно радует, что после общения с дельфинами ребята готовы общаться с психотерапевтом. Кстати, в харьковском дельфинарии работает отличный психотерапевт из Луганска, который сам прошел войну, а в Одессе — психотерапевт из Донецка, принимавший участие в спасении дельфинов из Донецкого дельфинария. Доверие к ним у ветеранов абсолютное.

— Нужна ли специальная подготовка для купания в бассейне с дельфинами?

— Конечно. Сначала участников программы вместе с семьями (либо с родственниками погибших) приглашают на представление в дельфинарий, на котором между людьми и животными устанавливается первый визуальный контакт. Потом группа проходит инструктаж о том, как вести себя с дельфинами, чтобы не навредить животным и не напугать их. Следующий этап — тактильный. Первое прикосновение на помосте к гладкой бархатистой коже дельфина приводит в восторг любого человека. После этого он уже готов с ним обниматься, танцевать в воде, садиться на спину и вместе нырять. Хотя некоторые поначалу переживают страх. Но это лишь до того момента, как окажутся в бассейне.

А когда выходят из воды, обычно плачут и смеются от переизбытка чувств. У каждого свои яркие ощущения, которые остаются с человеком на всю жизнь.

Читайте также: Боль в спине иногда уходит после первого сеанса: ветеран АТО бесплатно помогает бойцам восстановить здоровье

— Вы не боитесь, что общества защиты животных могут повлиять на то, что дельфинарии рано или поздно закроют?

Чаще всего распространяется фейк о том, что дельфины в неволе быстро умирают. Наоборот, в природе их продолжительность жизни намного короче — 8—12 лет. Дельфины попадают в рыболовецкие сети, гибнут от пластика, забивающего их пищеварительную систему, а также от голода и болезней, от загрязнения воды. Ежегодно только в Черном море умирает около 20 тысяч китообразных! А в одесском и харьковском дельфинарии есть особи, которым более 30—40 лет! В немецком Нюрнберге есть дельфин, который дожил до 58 лет, а в США — до 61 года.

В Украине, кстати, самые строгие подходы к содержанию морских животных. В дельфинарии «Немо», например, глубина и площадь бассейнов намного превышают установленные нормы. Скажем, в них могло бы находиться 18 особей, а живет только шесть. Большое внимание уделяется очистке воды — ее не только круглосуточно фильтруют, но и очищают с помощью ультрафиолета, ионизируют. А водолазы ежедневно чистят дно бассейнов. Заметьте, животных кормят пять раз в сутки. В рацион входит семь-восемь сортов рыбы, в том числе красной и тунца. Питание дельфина обходится в 200 долларов ежедневно!

О том, что дельфины себя прекрасно чувствуют в наших бассейнах, говорит и то, что они дают потомство. Например, 33-летняя Бьюти, которую вывезли из Донецка в начале военных действий, три с половиной года назад родила малыша Степу. Он стал третьим дельфиненком в харьковском бассейне. А в Одессе трое малышей родилось только за прошлый год.

За беременными самками нужен особый уход. С восьмого месяца они отстраняются от участия в представлениях. А при появлении дельфиненка тренеры бассейна круглосуточно находятся возле мамы на протяжении полутора-двух месяцев. Только спустя год дельфинихи возвращаются к выступлениям.

Животные не поддаются дрессировке. Их надо просто любить, общаться с ними, как с детьми. Если, придя в бассейн, дельфина сразу не погладишь и не поцелуешь, он обычно сам выберется на помост, чтобы привлечь внимание. А самое большое оскорбление для них, когда тренер поворачивается спиной.

Кстати, когда-то в Австралии пошли на эксперимент: выпустили дельфинов из бассейна в море. В результате они погибли. Дело в том, что дельфины разучились добывать пищу.

— Сколько сеансов требуется для восстановления человека?

— Сеанс длится 25 минут, а весь комплекс реабилитации — 3—3,5 часа. Как правило, этого достаточно, чтобы у человека улучшилось состояние здоровья. В тяжелых случаях рекомендуется пройти несколько сеансов. Конечно, дельфинотерапия — это не панацея, но мощная встряска организма, направленная на выздоровление.

«Более девяти месяцев я был парализован, работала только голова»

Бойцы, прошедшие реабилитацию с помощью дельфинотерапии, рассказывают о результатах лечения.

43-летний львовянин Сергей Шимчак, золотой медалист «Игр Непокоренных», проходивших два года назад в Сиднее, показывает свое фото, на котором он обнимает дельфина. Невольно улыбаешься, глядя на лицо мужчины, излучающее счастье.

Участник «Игр Непокоренных» Сергей Шимчак: «После курса дельфинотерапии я перестал принимать иммуностимуляторы и таблетки от давления». Фото из личного архива Сергея ШИМЧАКА

— У меня словно батарейки зарядились, — описывает свое состояние после плавания в дельфинарии Сергей. — Раньше, даже если высыпался, ходил вялый, а сейчас почувствовал невероятный прилив энергии. Утром просыпаюсь с улыбкой. И вот уже целый месяц не принимаю таблетки для снижения артериального давления! Вместо 200/110 оно теперь 120/80. Отказался также от иммуностимуляторов.

Сергей Шимчак страдает редким заболеванием — синдромом Гийена-Барре, при котором иммунная система уничтожает собственные периферические нервы, контролирующие движение мышц. Из-за этого мужчина не чувствует ног и рук. Болезнь проявилась на фронте.

Читайте также: «Особенно вредит глазам тепловизор»: вернуть зрение бойцам бесплатно помогают врачи-переселенцы

Сотрудник спецподразделения государственной охраны «Титан» Сергей Шимчак ушел добровольцем на передовую в третью волну мобилизации. Служил снайпером в 3-м батальоне территориальной обороны Львовской области «Воля», который позже вошел в состав ВСУ. Его батальон принимал участие в боевых действиях на территории Луганской области. В конце марта 2015 года, находясь на боевом задании, Сергей почувствовал, что на одной руке у него онемели пальцы. На второй день пальцы онемели на другой руке. А на третий день мужчина уже практически не мог подняться из-за онемения ног.

— Неизвестно, что стало пусковым механизмом заболевания, — рассказывает Сергей. — Мое состояние ухудшалось с каждым днем, и волонтеры эвакуировали меня из Крымского сначала в Лисичанск, а оттуда — в Харьковский институт неврологии. Врачи неделю не могли установить диагноз. Потом мне сказали, что за последние пятьдесят лет я у них второй человек, который заболел синдромом Гийена-Барре. Более девяти месяцев я был парализован. Работала только голова. Не знаю, как бы все это пережил, если бы не поддержка самых близких людей — жены и дочери. Много усилий для моей реабилитации приложила волонтер Оксана Билинская. Такая маленькая — метр шестьдесят ростом, — но морально сильная и настырная. В начале болезни я даже на фронт собирался вернуться. Не думал, что все будет настолько серьезно…

Восстановление боец начал с занятий на специальном тренажере. «Когда сможешь толкнуть больший вес, чем весишь сам, тогда можно пробовать вставать», — ставил задачу реабилитолог. Первый раз Сергей едва 30 с половиной килограммов толкнул.

А свой первый шаг — с палочкой — сделал в больничной палате 4 января 2016 года. Падал, поднимался и, стиснув зубы, снова делал неуверенные шаги. «Сначала ползал, не ходил», — вспоминает Сергей. Хотя врачи говорили, что будет чудом, если он хотя бы начнет самостоятельно подниматься.

Чудо произошло. Сегодня, глядя на этого крепкого, уверенного в себе мужчину, который ходит, слегка опираясь на трость, даже не подумаешь, что совсем недавно он был беспомощным.

«Умное млекопитающее не лезет в душу, оно лечит незаметно»

Сергей прислушался к совету врачей освоить велосипед. К удивлению, ездить у него получилось лучше, чем ходить. А потом кто-то из побратимов предложил попробовать себя в отборе на «Игры Непокоренных». Сергей сначала посмеялся: «Да куда мне? Я только-только научился нормально ходить». Но все же попробовал. В сборную не попал, несмотря на то, что в своей категории был лучшим в велосипедном заезде и вторым в толкании ядра. Зато получил мотивацию попасть через год на престижные соревнования в Сидней.

— Мне, кандидату в мастера спорта по кикбоксингу, предложили заняться стрельбой из лука, — рассказывает Сергей Шимчак. — Ведь техника стрельбы в этом виде спорта схожа со стрельбой из снайперской винтовки, которой я хорошо владею. К тому же лук отлично подходит для реабилитации тяжелораненых, имеющих проблемы с шейным отделом позвоночника, прикованным к инвалидному креслу. Увы, я носил тогда ортез, фиксировавший руку от предплечья до кисти. По правилам, таких не допускают к соревнованиям. Но я очень хотел стрелять…

Читайте также: «Иногда в наших пациентах чувствуется такая агрессия, что без… глины не обойтись»

Именно в тот момент судьба свела Сергея с тренером по стрельбе из лука Еленой Паламарчук. Вскоре мужчина уже выступал на европейских соревнованиях. И в Сидней он таки попал. Вернулся оттуда с золотой медалью, которую взял в командных соревнованиях среди лучников. За эту победу Львовская госадминистрация наградила Сергея профессиональным снаряжением для занятий спортом. Сегодня он — член национальной паралимпийской сборной по стрельбе из лука (его нынешний тренер — Леся Шах), участник европейских чемпионатов и кандидат в украинскую сборную, которая будет принимать участие в паралимпиаде в Токио.

К сожалению, поврежденные периферические нервы не восстанавливаются. У Сергея иногда случаются приступы болезни, и он не может подняться.

— Лечение за границей стоит больших денег, а в наших санаториях, куда мне дают путевки как ветерану АТО, эффекта от реабилитации нет, — говорит мой собеседник. — Почему бы не вкладывать средства, которые государство перечисляет здравницам за лечение ветеранов, в развитие дельфинотерапии? Например, в США из бюджета в течение вот уже сорока лет выделяют на это миллионы долларов.

Боевой друг рассказал о том, что в одесском культурно-оздоровительном комплексе «Немо» стартует проект психологической реабилитации участников российско-украинской войны. Мы отправились туда и через три дня вышли другими людьми. И все эти дни говорили с другом о дельфинах. Получили столько позитива! Я, например, в восторге от того, как на прощание моя «девочка» прокатила меня на спине между колоннами на минимальной глубине, куда эти млекопитающие обычно не заплывают.

Это проект, который очень нужен Украине. У нас за шесть лет войны не налажена системная и грамотная психологическая работа с людьми, возвращающимися с фронта. А ведь они страдают синдромом атошника. Воевавшие психологам зачастую не доверяют. Другое дело — умное млекопитающее. Оно не лезет в душу, а просто незаметно ее лечит.

О том, как проходит психическая реабилитация ветеранов АТО, читайте в публикации «ФАКТОВ» Позвонил боец: «Прощаюсь с жизнью…» Чтобы его спасти, я пять часов провисела с ним на телефоне

1134

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер