ПОИСК
Здоровье и медицина

Онкологический диагноз: как правильно подготовить человека к борьбе с заболеванием

13:26 25 сентября 2020
онкодиагноз

«Врачу, который лечит тяжелых больных, грозит эмоциональное выгорание»

Пять стадий горя проходит человек, который узнает о том, что болен раком. А сформулировала последовательность состояний пациента известный американский психолог Элизабет Кюблер-Росс.

— Чтобы этот путь человек преодолел быстрее и с меньшими потерями, нужна помощь психолога, но это должен быть специалист, владеющий основами онкопсихологии, — говорит заведующий кафедрой общей и медицинской психологии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца доктор медицинских наук профессор Михаил Матяш. — Первая стадия горя — шок. Человек не готов принять свой диагноз, он оглушен, растерян. После неприятия наступает агрессия. Пациент раздражен, ищет ответ на вопрос, почему это случилось именно с ним. Не находя ответ, впадает в депрессию, иногда тяжелую, выйти из которой самостоятельно ему просто невозможно. И наконец, человек принимает ситуацию такой, как она есть, и даже помогает найти выход другим. Врач, работающий с онкобольными пациентами, с родителями больных детей, должен обладать умением говорить с людьми, находящимися в беде. Как? Об этом мы будем говорить на конференции по онкопсихологии.

— Врачам-онкологам бывает непросто оставаться отстраненными, находить правильные слова, поддерживать страдающих людей…

— Лучше, если с пациентами все же говорит профессиональный психолог. Ему надо думать лишь об эмоциональной составляющей. А онколог отвечает за соблюдение протоколов лечения, выбирает эффективные схемы, делает индивидуальные назначения. Иногда помощь психолога необходима самим онкологам, потому что им грозит эмоциональное выгорание. И если процесс не остановить, то кто будет лечить пациентов? Выгорающие врач, медсестра порой прячутся за кажущейся холодностью, грубостью. У некоторых так выглядит защитная реакция. Конечно, это недопустимо. Мы обязаны научить врачей управлять своими эмоциями.

— Сделать это удается?

— Не всегда. Но важно попытаться. Для этого существуют специальные методики, профессиональные секреты. В некоторых случаях приходится назначать препараты. Комплексный подход чаще всего дает результат.

— Должен ли врач сообщать пациенту его диагноз, если речь идет об онкозаболевании?

— Думаю, да. Раньше использовался иной подход: диагноз зашифровывали, от пациента его скрывали. Конечно, есть разные люди. Но у большинства недосказанность вызывает неосознанный страх. Это страх неведения. И если мы обрекаем пациента на такие переживания, то, когда он все же узнает правду, он испытает шок. А это еще больше будет подрывать его эмоционально. На самом деле, человек имеет право распоряжаться своей жизнью. И я не имею в виду упрощенную схему — «составить завещание». Нет. Научиться жить с болезнью, бороться с ней. Есть пациентские организации. Одна из самых больших — «Афина» («Женщины против рака»). Ее представители будут выступать на нашей конференции. В фейсбучном сообществе этой организации насчитывается более шести тысяч человек. У них даже термин появился: не онкобольные, а онковыздоравливающие. У людей положительный настрой. Они делятся опытом друг с другом, не оставаясь наедине с бедой.

«Чтобы вывести человека из ступора, приходится искать темы разговора, на которые он откликается»

— Кто и как может помочь родным больного человека? Как найти слова, чтобы поддержать родителей онкобольных детей?

Это уже более 30 лет является частью моей работы, а теперь я учу этому студентов. Во всех случаях необходимо владеть основами психологии, уметь спрогнозировать развитие ситуации, упредить вхождение в ступор. Моему первому пациенту с диагнозом лейкоз было лет пятнадцать. Если до пяти лет дети не осознают, что больны, то подростки все понимают и впадают в депрессию. Валентин находился в реанимации. Лечащий врач не мог подобрать схемы лечения — ничего не помогало. Подросток бороться не хотел, был в ступоре.

Я приходил к парнишке по вечерам, и мы просто разговаривали. Приходилось буквально нащупывать темы, на которые он откликался. И постепенно депрессия стала отступать, наметилась положительная динамика в лечении основной болезни — и Валентин выздоровел. Сейчас это взрослый мужчина, у которого есть семья, подрастает двое детей. Общаемся мы до сих пор. Но вспоминаю и о его маме: как только сыну стало лучше, мне пришлось лечить женщину от посттравматического стрессового расстройства, выводить из истерического состояния. Это обычная реакция: ребенок вступает в ремиссию — и у мамы срывается нервная система. Кстати, отцы часто не выдерживают невероятного напряжения и уходят из семьи. Печальная статистика: 40 процентов семей, в которых тяжело болен ребенок, распадается.

— И на это невозможно повлиять?

— Возможно, хотя и очень трудно. Легко сказать: настройтесь на позитив. А что может быть страшнее, чем видеть страдания своего ребенка? Но фраза «Рак не приговор» действительно имеет под собой основания. Появились новые лекарства, новые технологии лечения, специалисты получают хорошие результаты. Надо донести эту информацию до родителей.

А психологически поддержать ребенка удается волонтерам. Уже много лет художник Екатерина Сапожкова каждую неделю приходит в отделение детской онкогематологии и учит больных детей рисовать. (На сайте «ФАКТОВ» можно прочесть об этом в публикации «Занятия рисованием помогли десятилетней девочке победить рак». — Авт). Доказано, что у детей даже анализы крови улучшаются после таких занятий!

Страшно, когда, несмотря на усилия врачей, дети уходят… Но ведь многие действительно выздоравливают! Разве можно позволить ребенку, который перенес десятки курсов химиотерапии или сложные операции, жить в унынии? Может ли мама больного ребенка опускать руки? Как убедить человека продолжать бороться с раком, если он от него уже натерпелся? Ответы на эти вопросы ищут профессионалы, обмениваясь информацией, изучая статистику, осваивая методы эмоционального влияния. В Украине 1 миллион 250 тысяч онкопациентов. Многим можно и нужно помогать не только материально, но и эмоционально.

Ранее профессор Михаил Матяш рассказал читателям «ФАКТОВ», какие психологические приемы помогут снять приступ паники из-за угрозы коронавируса.

Читайте также: Перед суицидом человек проходит 4 стадии саморазрушения: на что стоит обратить внимание

1859

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер