ПОИСК
Здоровье и медицина

«После удаления опухоли мозга у сына больше не было ни одного приступа эпилепсии»

8:04 31 октября 2020
Арсений
Анна МАРЛИНСКАЯ, специально для «ФАКТОВ»

Я с восхищением смотрю видео, на котором Арсений выводит буквы каллиграфическим почерком. Поверить невозможно, что ему была сделана операция на мозге. Мальчику удалили врожденную доброкачественную опухоль, которая давила на двигательный центр и вызывала эпилептические приступы.

— В августе 2018 года мы с Арсенчиком пошли в нашу церковь в Червонограде, — рассказывает мама мальчика Наталья. — Там он упал в обморок. Я очень испугалась. Мы привели сына в чувство и пошли домой. Арсений лег спать, а когда проснулся, его тело начало дергаться. На следующий день ситуация повторилась — стали непроизвольно подергиваться правая рука и нога. Конечно, мы сразу же отправились к невропатологу, сдали анализы и сделали МРТ головы. Во время исследования и обнаружилась опухоль.

Больше года Арсению подбирали медикаментозную терапию, проводили видеоэнцефалографический мониторинг с записью приступов, контролировали МРТ головного мозга. Он принимал три препарата, но помогали они максимум неделю. Потом приступы возвращались.

— Сына невозможно было узнать, — говорит Наталья. — Он стал агрессивным, начал сжимать кулаки, хотя это было для него несвойственно. Ведь Арсенчик по характеру спокойный, мягкий ребенок, немного стеснительный.

— На консультацию к нам Арсений попал после того, как невролог, которая вела мальчика, обратилась с вопросом, можно ли прооперировать этого ребенка в Украине, — говорит Михаил Ловга, заведующий отделением нейрохирургии Волынской областной детской клинической больницы. — На МРТ было видно, что в левом полушарии очень близко к двигательному центру находится трехсантиметровое образование. По всем международным протоколам операцию в таком случае можно провести, только если длительное медикаментозное лечение тремя различными препаратами не дало результата.

Родителям мы объяснили, что существует риск задеть функциональные области мозга и тогда у ребенка не будет двигаться правая рука или нога либо вообще отнимется половина тела. Взвесив все риски, родители согласились на операцию. Ведь если опухоль не удалить, то приступы будут постоянно повторяться. Человек может упасть прямо на улице, удариться. Кроме того, у деток с эпилепсией страдает интеллект. Ребенок развивается, его мозг растет, а судороги приводят к тому, что с каждым приступом маленькая часть мозга отмирает.

На операцию в Луцк пригласили американского нейрохирурга украинского происхождения Люка Томича, который время от времени приезжает в Украину делиться опытом и оперировать сложных пациентов. На помощь пришел также канадский фонд Sick Kids fоundation во главе с Мирославой Ромах, который подарил отделению дорогостоящий операционный микроскоп. Без этого оборудования такая сложная операция, как у Арсения, была бы невозможна. Но она состоялась и прошла успешно.

Читайте также: «Однажды приступ эпилепсии у сына продолжался 5 часов»: благодаря подобранному лечению болезнь отступила

…Через месяц после операции Арсений приехал на консультацию — Михаил Ловга и Люк Томич хотели посмотреть на результаты своей работы.

— Арсенчик зашел в кабинет и раздал всем врачам по жевательной конфете, — вспоминает Наталья. — Он очень стеснялся, но таким образом выразил свою благодарность.

«Голова у сына болела так, что он просил накрыть ее мокрым полотенцем — и ему становилось чуть легче»

Каждый раз, когда мама Арсения Наталья переписывается с врачом — детским неврологом Марией Павлюк, мальчик передает доктору привет. В течение двух лет Мария провела ему множество энцефалограмм, подбирала противосудорожные препараты. Она также участвовала в самой операции, постоянно выполняла мониторинг мозга.

— Когда Арсений впервые пришел ко мне на консультацию, судороги у него были по несколько раз в день, — рассказывает Мария Павлюк, детский невролог Львовской городской детской клинической больницы. — За время лечения специальными препаратами мы добились того, что судороги сократились до трех-четырех в месяц, но полностью не прошли. На МРТ было видно, что участок, который нужно удалять, находится в левом полушарии. Я целый год искала, кто бы мог взяться за эту операцию, но большинство опытных коллег говорили, что в Украине прооперировать этого ребенка практически невозможно: очень сложная операция сопряжена с большим риском. Тогда Михаил Ловга договорился с Люком Томичем и вскоре после того, как я отправила результаты всех обследований, получила письмо, в котором Люк сообщал, что с радостью поможет прооперировать Арсена. Так и случилось.

«Врачи предупредили меня, что щадящую операцию, без трепанации черепа, сыну выполнить невозможно, так как опухоль слишком большая, а открытое вмешательство было очень рискованным, — вспоминает Наталья. — К счастью, специалистам все удалось сделать отлично»

— Мне было очень страшно, когда выяснилось, что никакие препараты сыну не подходят, — говорит Наталья. — Что дальше? Какие варианты? После того как была назначена операция, нам пришлось ждать, пока из Америки приедет врач. У Арсения появились головные боли. Он просил, чтобы я накрывала его голову мокрым полотенцем, и только тогда ему становилось легче. До операции мы дотянули с трудом.

«Я боялась, что у сына перестанет работать рука, но теперь он пишет каллиграфическим почерком»

— Хотя до операции мы провели ребенку много исследований мозга, все равно невозможно было точно сказать, что увидим, когда откроем череп, — продолжает Михаил Ловга. — Визуально невозможно было отличить, какую зону нужно удалять. Поэтому действовали, используя интраоперационный мониторинг и ультразвуковую навигацию. Мы медленно удалили 97 процентов опухоли, не задев функциональные зоны. Операция длилась около восьми часов и была невероятно сложной.

Операцию Арсению сделали в июне 2019 года. Сразу после нее врачи увидели, что движения в конечностях есть. А через несколько дней мальчик начал восстанавливаться.

Через месяц после операции Арсений уже чувствовал себя нормально

— Чтобы разрабатывать руку, я по совету врачей купила массажный мячик, который Арсенчик сжимал, — говорит Наталья. — В первые дни после операции на ногу он становиться не мог, но вскоре из больницы сын вышел, держась за мою руку. Сейчас, через год после операции, сыночек отлично себя чувствует, приступов больше не было. Теперь он принимает два препарата, а вскоре откажемся и от них.

Читайте также: «Была уверена, что рожаю мертвого ребенка, так как врачи не слышали сердцебиения»: рассказ мамы о борьбе за жизнь малыша

Арсений ходит во второй класс, научился кататься на велосипеде.

— Мы боялись, что у сына откажет рука, но он пишет каллиграфическим почерком, — продолжает Наталья. — Еще недавно, садясь на велосипед, Арсений не мог сам отталкиваться правой ножкой, и старший брат ему помогал. А теперь он и катается сам.

…Из-за карантинных ограничений я не смогла побывать в отделении нейрохирургии Волынской областной детской клинической больницы. Но Михаил Ловга показал мне фотографии оснащенной операционной, и они впечатляют.

«В операционной, оснащенной современной аппаратурой, наша профессиональная команда может проводить нейрохирургические вмешательства самой высокой степени сложности», — говорит Михаил Ловга (на фото в центре). Фото предоставлено Михаилом ЛОВГОЙ

— Нашему отделению исполнился год, а мы уже сделали более 150 операций, половина из которых самого высокого уровня сложности, — говорит Михаил Ловга. — Выполняем удаление опухолей, коррекцию врожденных патологий развития головного и спинного мозга (удаляем кисты, спинальные липомы), проводим вмешательства по поводу травм, гидроцефалии, эпилепсии.

Читайте также: «Врачи настаивали на аборте из-за тяжелой патологии кишечника у малышки. Но после операции у дочки все хорошо»

Благодаря поддержке наших зарубежных партнеров и благотворительных организаций мы смогли создать современную операционную. Чтобы в ней можно было установить новейшее оборудование, фонд «Таблеточки» оплатил систему вентиляции, которая обошлась в 300 тысяч гривен. Кроме того, на деньги немецких меценатов было куплено высококлассное оборудование для нейрохирургических операций. Мой друг, живущий в Америке, также пожертвовал деньги на благое дело.

— Вы поддерживаете связь с зарубежными коллегами. Перенимаете опыт?

— Около четырех месяцев я стажировался в США (в городе Цинцинати) в одной из лучших нейрохирургических клиник мира. Ведь любой врач должен постоянно совершенствовать свои навыки, получать новые знания. Я увидел весь спектр нейрохирургических методик, поучаствовал в исследованиях, посвященных лечению гидроцефалии и эпилепсии. Теперь знаю, что наше отделение может конкурировать с зарубежными клиниками, так как уровень оснащения и профессионализм сотрудников соответствуют мировым стандартам.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали историю спасения страдающей лейкемией годовалой Анюты, которой впервые в Украине провели трансплантацию костного мозга.

Фото из семейного альбома

2703

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер