ПОИСК
Здоровье и медицина

«Когда начинается COVID-19, надо беречь силы, иначе организму не побороть недуг», — врач со Львовщины, который переболел коронавирусом в тяжелой форме

10:48 17 ноября 2020
Роман Швед, главврач Сокальской ЦРБ
Маричка КУРИЛО-АЛЕКСЕВИЧ, специально для «ФАКТОВ» (Львов)

На днях Львовщину шокировала новость — от осложнений коронавируса с разницей один за другим умерли известные в Сокальском районе врачи — супруги Городенчуки. Во время пандемии Сокальская центральная районная больница (ЦРБ) потеряла уже четверых медработников.

«Только благодаря знакомствам удалось найти для отца место в больнице Львова»

В семье Городенчуков-Тотов в Сокале Львовской области коронавирусом заразились сразу пять человек: 80-летний Богдан Городенчук — известный в районе медик, его 79-летняя жена Анна — лучший в округе специалист в области гинекологии, две их дочери Зореслава и Марта и зять Петр.

Марте повезло переболеть в легкой форме. В разговоре с местными журналистами она рассказала, что первым заразился ее муж Петр, у него начали болеть мышцы, поднялась температура. Он изолировался в отдельной комнате. Спустя три дня температура повысилась у отца Марты, Богдана Ярославовича, появился кашель. Через несколько дней заболела и мама, Анна Николаевна.

Марта говорит, что положить родных в Сокальскую центральную районную больницу не удалось. По ее словам, в то время в ЦРБ не хватало мест, были перебои с кислородом:

— Только благодаря знакомствам удалось найти для отца место в больнице Львова. И то пришлось ждать день-два. Отвезти папу во Львов было некому. Главврач Сокальской районной больницы, в которой работаю я и десятки лет проработали мои родители, Роман Швед пообещал дать больничную машину, но водители, которые еще не болели коронавирусной инфекцией, отказались везти отца. За руль пришлось сесть моему мужу Петру, несмотря на все симптомы инфекционного заболевания. Он принял парацетамол и поехал. А через неделю госпитализировали моего мужа, маму и сестру.

Покупать лекарства сразу для четырех больных коронавирусом — большая финансовая нагрузка. Только один антибиотик для одного человека на пять дней обошелся в 8 тысяч гривен, говорит Марта. Чтобы спасти семью Городенчуков-Тотов, местные жители объявили сбор средств. Деньги нашлись, но оказалось, что проблема не только в них.

— Я искала лекарства, которые делают на харьковском заводе. Например, «Цитохром С», он уменьшает потребность тканей в кислороде. Но украинский препарат проходит перерегистрацию, а аналогов нет, и его нечем заменить. Так что вопрос не в цене, а в том, что лекарства нет в аптеках…

Львовские медики боролись за жизнь супругов Городенчуков три недели. Однако 10 ноября остановилось сердце у Богдана Ярославовича, на следующий день не стало его жены Анны Николаевны.

Богдан и Анна Городенчуки

— Богдан в довольно молодом возрасте пережил инфаркт, ему делали шунтирование сосудов сердца. В последнее время сердечно-сосудистая система его беспокоила. Но он продолжал работать. Заявление об уходе на пенсию написал за несколько дней до болезни. Его жена Анна несколько лет назад перенесла онкологическое заболевание, прошла четыре курса химиотерапии. Видимо, эти факторы были решающими в их борьбе с коронавирусом, — рассказал «ФАКТАМ» главный врач Сокальской ЦРБ Роман Швед (на фото в заголовке). —  Супруги Городенчуки проработали в Сокальской ЦРБ более 40 лет.

Богдан Городенчук начинал карьеру как заведующий лабораторией, затем возглавил гастроэнтерологическое отделение. В последние годы работал терапевтом, дежурил в выходные. Жена Богдана Ярославовича Анна Николаевна долгое время была главным акушером-гинекологом в Сокальском районе, много лет заведовала гинекологическим отделением.

— Анна Городенчук была хирургом-гинекологом. Ее всегда вызывали на сложные операции. Младшие специалисты очень прислушивались к ней, а я поражался, насколько она была безотказной. У нее уже был полиартрит пальцев, но она все равно приходила в любое время суток и оперировала, — подчеркивает главный врач Сокальской ЦРБ.

Заместитель главврача Сокальской ЦРБ Мария Криль вспоминает, что в последний раз Анну Городенчук вызывали на операцию полтора месяца назад:

— Это была очень сложная операция. У роженицы во время кесарева сечения началось кровотечение. Анна Николаевна помогла нашему акушеру-гинекологу спасти и женщину, и ребенка. В районе она была наиболее квалифицированным специалистом в гинекологии.

«В заключении написали, что он заразился на работе, но не во время оказания медицинской помощи»

Сама Мария Криль еще не оправилась от потери. В мае от коронавируса умер ее 65-летний муж Роман. Он тоже работал в Сокальской ЦРБ.

Роман Криль

— В начале мая в Сокальском районе не было ни одного больного коронавирусом, — говорит Мария Криль. - И вот к 80-летней женщине приехал из Польши внук и заразил ее. 8 мая родственники вызвали экстренную медицинскую помощь. Но не признались, что у пожилой женщины симптомы коронавируса, сказали просто, что бабушке плохо. Поэтому медики выехали на вызов без защитных костюмов, хотя в больнице такие костюмы уже были.

Оказалось, что пожилая женщина в критическом состоянии. Ее доставили к нам в больницу. Мне позвонили: «Мария Петровна, к нам пациентку с коронавирусом привезли». Я тогда всем сообщила, чтобы надели защитные костюмы. Пациентка умерла в реанимации через шесть часов. И при жизни, и посмертно у нее подтвердили коронавирус…

А машина экстренной помощи, перевозившая больную, вернулась на базу, откуда принимают вызовы. Мой муж Роман работал как выездной фельдшер и на следующий день поехал на вызовы в той же машине. Видимо, ее плохо обработали после предыдущего дня. Потому что 21 мая, как раз в инкубационный период, у Романа поднялась температура…

Его повезли во Львов на КТ. Она показала двустороннюю пневмонию. Роман Криль отказался от госпитализации: мол, чувствует себя нормально и будет лечиться дома.

— Я консультировалась с врачами областной инфекционной больницы и лечила мужа дома, — рассказывает Мария Петровна. - Концентратор у нас был, анализы делали, капали все по протоколу лечения больных коронавирусом. Но Роману стало хуже, и в понедельник, 25 мая, его госпитализировали в Сокальскую ЦРБ, а на следующий день — в Центр легочного здоровья в Львове, потому что муж начал задыхаться. Через два дня мне позвонили и сказали, что он умирает.

Все препараты, которые можно было достать, мы нашли: и «Биовен», и «Актемру». В субботу Романа интубировали, перевели на ИВЛ. В воскресенье моего мужа не стало…

Мне очень больно. Сижу вот, с вами говорю, а передо мной фотографии Романа… Могу понять, что чувствуют люди, которые хоронят обоих родителей одновременно. Помню, Анна Николаевна весной говорила главврачу: «Роман Тимофеевич, мне еще дом надо перекрыть». Теперь уже ничего не надо…

Компенсацию за смерть Романа семья Марии Криль не получила.

— Было расследование, и в заключении написали, что он заразился на работе, но не во время оказания медицинской помощи. Поэтому ни о каких компенсациях речь не шла.

«Температура поднялась до 42,5 градуса, было ощущение, будто меня кто-то душит»

Не обошел коронавирус стороной и главврача Сокальской ЦРБ Романа Шведа:

— В сентябре я переболел коронавирусом в тяжелой форме. А начиналось все банально: слабость и незначительное повышение температуры. Думал, вылечусь дома. Но прошло несколько дней, ​​температура становилась все выше и выше. Тогда я лег в реанимационное отделение нашей больницы. Переночевал одну ночь, и у меня началась температурная атака. Сотрудники настояли, чтобы я ехал во Львов. Меня госпитализировали в инфекционную больницу. Там я пережил еще две температурные атаки.

Роман Швед

Врач говорит, главное, что понял за то время: когда начинается COVID-19, надо беречь силы. Следует по максимуму находиться в госпитальном состоянии: никуда не ходить, не тратить силы, потому что в этот момент организм делает все, чтобы побороть недуг. А коронавирус, говорит Роман Швед, только и ждет, чтобы у человека упал иммунитет, и атакует:

— Пока меня везли во Львов, я не нуждался в дополнительном кислороде, думал вообще, стоило ли ехать. Но когда вышел из машины и прошел 500 метров, понял, что дела неважные. В первую ночь в инфекционной больнице у меня температура поднялась до 42,5 градуса, я оказался в реанимации. Там пробыл 12 дней в крайне тяжелом состоянии. Пережил приступы удушья, спазм дыхательных путей. Было ощущение, будто кто-то меня душит. Наверное, я должен был познать то, что чувствуют мои пациенты.

Доктор вспоминает, что после реанимации сил у него было мало, не более 15 процентов. Но как только пришел в себя, вернулся к работе, ведь Сокальская ЦРБ — базовая больница в районе, которая лечит больных коронавирусом. Здесь обслуживают около 200 тысяч человек из Сокаля, Червонограда, Радехова, Великих Мостов и других населенных пунктов.

— У нас 100 коек для «ковидних» больных, — говорит главврач. — Сейчас заняты больше половины. На один отдел, а это до 26 больных, одна медсестра. У нас два таких отдела. Третья медсестра помогает и в 1-м, и во 2-м отделе. Еще две медсестры есть в реанимации, а она переполнена. Это работа на износ…

С середины мая в Сокальской ЦРБ пролечились 562 пациента с коронавирусом. 59 человек умерли. За это время больница потеряла четырех медработников: кроме Романа Криля и супругов Городенчуков, скончалась медсестра Галина Джугало.

По официальным данным на 14 ноября, в Украине за время пандемии коронавирусом заразились более 26 тысяч медиков, 258 умерли.

За сутки в Украине зафиксированы 11 968 новых случаев заражения COVID-19. Это официальные данные на 09:00 17 ноября.

5681

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер