ПОИСК
Здоров'я та медицина

«На 22-й день рождения мне подарили… сердце»

14:05 26 лютого 2021
Женщина попала во Львовскую больницу скорой помощи с головокружением и потерей сознания. Врачи диагностировали разрыв аневризмы и кровоизлияние в мозг. Пока медики пытались оказать помощь, оторвался тромб, произошел еще один разрыв сосуда. У 45-летней Ольги (имя изменено) начался отек мозга. Врачи боролись за ее жизнь три дня, а на четвертый констатировали смерть головного мозга.

Для родных Ольги эта новость стала шоком, ведь они даже не подозревали, что у женщины проблемы со здоровьем. В семье без матери остались несовершеннолетний сын и беременная дочь. Понимая всю боль родных умирающей женщины, трансплант-координатор больницы скорой помощи Михаил Калеников думал о том, как уговорить родственников Ольги дать согласие на забор ее органов, что позволит спасти четырех человек. Этот разговор для специалиста был не первым. За последние полгода на базе больницы все чаще проводятся трасплантации. И врач понимает, что одна семья сталкивается со страшным горем, а у нескольких других в то же время появляется шанс спасти смертельно больных родных.

— Лишь после того, как у человека, за чью жизнь боролись врачи, констатирована смерть мозга, но аппаратура жизнеобеспечения еще поддерживает работу организма, коллеги сообщают родным о трагическом событии, потому что смерть мозга приравнивается к биологической смерти, — говорит Михаил Калеников. — Затем трансплант-координатор может приступить к своей миссии. Это тяжелый, иногда длительный разговор. И не всегда успешный. Бывает, люди дают согласие, затем отказываются, а потом вновь меняют свое решение. Главным аргументом для родственников часто становится то, что сердце родного человека даже после смерти продолжит жить, хоть и в другом теле.

…Василий никогда на здоровье не жаловался. Обычный сельский мальчишка — помогал старшим по хозяйству, бегал, катался на велосипеде, разбивал коленки. А когда подрос, пошел учиться на механизатора.

— Наше село Старява находится в десяти километрах от границы с Польшей, и три года назад я решил поехать на заработки, — говорит 22-летний Василий (на фото в заголовке). — В Польше простудился, плохо себя чувствовал, а когда обратился к врачу, мне поставили диагноз миокардит — воспаление сердечной мышцы. Тогда врачи решили, что грипп дал такое осложнение. Вернувшись домой, чувствовал постоянную одышку, головокружение. Физическую работу выполнять не мог, и мне дали вторую группу инвалидности. А когда почувствовал себя совсем плохо, меня положили во львовскую больницу. Врачи объясняли, что мое сердце больше нормы в три раза. И так получилось, что на двадцать второй день рождения мне дарят… новое сердце.

Читайте также: «Сердце пациента, которому мы сделали пересадку, было в три раза больше донорского», — Борис Тодуров

Честно говоря, когда меня готовили к операции, я не осознавал, что незнакомый человек дает мне шанс на жизнь. Мои мысли были не здесь: мама разрывалась между мной и моей старшей 36-летней сестрой, которая в тяжелом состоянии с циррозом печени находилась в другой львовской больнице. Врачи говорили, что у нее очень мало шансов выжить без трансплантации печени, и мама была с ней. В нашей семье четверо детей: у меня есть еще одна сестра и брат.

Сейчас я уже чувствую себя хорошо, но не могу поверить, что в груди бьется не мое сердце. Понимаю: без операции долго не прожил бы.

«Давайте почтим память человека, который, умирая, передает свои органы, чтобы спасти других»

Заведующий отделением кардиохирургии Львовской больницы скорой помощи Роман Домашич говорит, что сердце 22-летнего Василия могло бы прослужить еще максимум год. И то, если без простуд и нагрузок.

— У пациента была врожденная дилатационная кардиомиопатия — повреждение сердечной мышцы: камеры сердца были расширены, развилась сердечная недостаточность, — говорит Роман Домашич. — Но ни Василий, ни его родные не знали о болезни. После перенесенного гриппа заболевание стало развиваться стремительно. Василий попал к нам, когда фракция выброса у него была 15—18 процентов при норме не менее 55, то есть сердце уже не могло перекачивать кровь. Давление было низким — 80 на 40.

— Если бы не грипп, Василий мог бы жить без пересадки?

— Лишь некоторое время. Все дилатационные кардиомиопатии заканчиваются пересадкой сердца или смертью.

…Вдоль коридора, который ведет в операционную, выстроились десятки медиков. Опустив головы, они в тишине отдают дань уважения женщине, которая стала донором. Это уже традиция.

— Давайте почтим память человека, который, умирая, передает свои органы, чтобы спасти других, — говорит генеральный директор столичного Института сердца Борис Тодуров.

Читайте также: «Раньше пару метров не мог преодолеть без страшной одышки, а сейчас спокойно поднимаюсь по лестнице»

Затем начинается 16-часовой марафон, в котором задействованы около 40 специалистов. Они должны изъять и пересадить сердце, две почки и печень. Все трансплантации происходят параллельно.

— Мультиорганная трансплантация — это уникальный опыт, и не только для Украины, — говорит руководитель Центра трансплантации Львовской больницы скорой помощи Максим Овечко. — Уникальность заключается в том, что в одном лечебном учреждении одновременно делают пересадку различных органов, да еще от одного донора. За рубежом обычно такие операции выполняют в узкопрофильных клиниках, которые специализируются на пересадке определенных органов — сердца, почки, печени. А нам удалось всю работу провести в стенах одной больницы.

На пересадку сердца Василию уходит лишь час. Орган начинает работать, пациента переводят в реанимацию. В другой операционной печень пересаживают 48-летней Галине. Женщина, мама троих детей, четыре года болеет циррозом печени. А месяц назад он осложнился еще и желудочно-кишечным кровотечением, с которым Галина попала в больницу скорой помощи. Благодаря этому женщина, по сути, случайно получила шанс жить полноценно.

— Галина лечилась у нас в хирургическом стационаре, — продолжает Максим Овечко. — Когда мы поняли, что донорская печень подходит ей идеально, зашли в палату и сообщили женщине об этом. Она растерялась, попросила 15 минут на размышление, после чего согласилась. Операция длилась дольше других — восемь часов. Обошлось без осложнений. Новая печень заработала.

Пересадку почки выполнили двум пациентам. У 36-летней Оксаны, мамы двоих маленьких детей, почки отказали семь месяцев назад. Она уже находилась на диализе. Теперь сможет обходиться без этой процедуры.

«У меня двое маленьких детей, и после пересадки почки я надеюсь, что смогу поставить их на ноги», — говорит 36-летняя Оксана

Вторую трансплантацию почки выполнили 37-летнему Ярославу. Мужчина с детства страдал почечной недостаточностью. Говорит, длительное время все было под контролем, дважды в год проходил лечение. Но прошлым летом как раз перед тем, как жена должна была рожать второго ребенка, Ярослав заболел коронавирусом. Болезнь почек из-за этого начала прогрессировать настолько быстро, что ему понадобилась трансплантация. Когда Ярославу сообщили, что есть почка, он сразу согласился на операцию.

Максим Овечко говорит, что Оксане и Ярославу повезло. Они не очень долго ждали пересадки — около полугода. После трансплантации органы быстро включились в работу.

Надо отметить, что в то время, как многие врачи Львовской больницы скорой помощи были заняты мультиорганной пересадкой (от одного донора), там же проводилась еще одна трансплантация, которую надо было выполнить безотлагательно: 36-летнему мужчине почку согласилась отдать мама. К счастью, орган подошел. Словом, за одни сутки с помощью трансплантации специалисты спасли пять пациентов. Радуют и цифры статистики. За год только во Львове выполнили 28 успешных трансплантаций органов: шести пациентам пересадили сердце, двадцати — почки и двум — печень.

«Ждать очереди на пересадку в Индии или Беларуси не придется, если мы будем развивать это направление сами»

Придя в себя после сложных вмешательств, пациенты произносят слова благодарности родным Ольги за то, что они подарили им шанс жить полноценной жизнью.

— У меня двое маленьких детей, и теперь я надеюсь, что смогу поставить их на ноги, — говорит 36-летняя Оксана, которой пересадили почку. — Я благодарна родственникам ушедшей из жизни женщины, решившимся на такой благородный поступок.

Не скрывает эмоций и Ярослав:

— Одной моей доченьке год и десять месяцев, второй — только семь месяцев. Мне подарили надежду увидеть, как они растут. Благодарю всех участников процесса — тех, кто разрешил использовать для пересадки органы одного человека, врачей, выполнивших трансплантацию, — за то, что у моих детей есть папа, а у моей жены — муж.

С момента трансплантации прошло уже почти три недели, все пациенты уверенно идут на поправку — поднимаются с постели, ходят, их новые органы полностью включились в работу. И, как только пациентам подберут дозировку препаратов для иммуносупрессии, чтобы их организм не отторгал новые органы, они отправятся домой, к родным, а их жизнь почти ничем не будет отличаться от жизни здоровых людей.

«После трансплантации у всех четырех пациентов органы быстро включились в работу», — говорит Максим Овечко

— В марте исполнится год, как мы сделали первую трансплантацию на базе нашей больницы скорой помощи, — продолжает Роман Домашич. — Сейчас я уже уверенно могу сказать, что трансплантация в Украине сдвинулась с мертвой точки. Есть государственные программы, предусматривающие финансирование для реципиентов. То есть людям, которые нуждаются в пересадке органов, не нужно теперь ехать за границу и платить там десятки тысяч долларов. Не нужно годами ждать трансплантации в Индии или Беларуси.

В ноябре прошлого года к нам поступил молодой мужчина, которого спасти не удалось. Его жена, которая была на пятом месяце беременности, согласилась на донорство, чтобы ее ребенок знал, что сердце отца продолжает жить. А потом уже жена мужчины, который получил новое сердце, написала очень душевное письмо благодарности. Женщины общаются, хотят встретиться. Такие истории помогают понять и принять новую для нас философию. В других странах она уже принята, и это позволяет развивать посмертное донорство.

После тяжелой и продолжительной беседы с мужем и мамой женщины, умершей от разрыва аневризмы, семья согласилась на донорство. Как предполагают врачи, возможно, еще и потому, что в свое время сына Ольги, родившегося с многочисленными пороками сердца, готовили к трансплантации. К счастью, удалось вылечить собственное сердце мальчика.

— С каждой следующей трансплантацией разговаривать с родными потенциального донора становится легче, — говорит трансплант-координатор Михаил Калеников. — Благодаря материалам в СМИ, в которых говорится о важности донорства, и рассказам пациентов, которые живут благодаря трансплантации, все больше людей начинают понимать, что трансплантация — это то, что надо поддерживать и развивать.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, что такое посмертное донорство и основные положения закона о трансплантации.

Фото предоставлено Львовской больницей скорой помощи

791

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.