ПОИСК
Здоровье и медицина

«Хорошо, что биологическая мама отказалась от дочери», — супружеская пара киевлян удочерила девочку, которая была отравлена алкоголем в утробе матери

6:25 16 октября 2021
Стефания
Киевляне Ольга и Сергей Большовы шесть лет назад удочерили девочку с фетальным алкогольным синдромом, о котором ранее в Украине публично не говорили. Супруги делают все возможное, чтобы ребенок чувствовал себя счастливым, а также рассказывают об опасности употребления беременными спиртных напитков.

«Чтобы дочь чувствовала свое тело, мы укутывали ее в специальное пятикилограммовое одеяло, набитое гречкой»

Ольга с Сергеем «запланировали» Стефанию еще в день свадьбы. Молодые супруги решили, что, родив собственного ребенка, обязательно усыновят одного или двух детей из интерната. Когда родной Иванке исполнилось шесть лет, Большовы подали заявление в районное управление по делам детей о том, что хотят стать приемными родителями двух сирот, братика и сестрички в возрасте до пяти лет.

Прошел месяц, а из управления никаких известий не было. Тогда Ольга решила действовать на опережение.

— Я слышала, что дети, которых изъяли из семей, находятся по нескольку месяцев, а то и до года в детских больницах, ожидая определения своего статуса, — рассказывает 43-летняя Ольга Большова. — Потому что мамы, которые по каким-то причинам оставили ребенка в роддоме, могут изредка наведываться к нему, и тогда нет законных оснований считать, что от ребенка отказались. Малыш как будто зависает в этой неопределенности. Няни его кормят, меняют ему памперсы, врачи за ним наблюдают. Но никто с ним не разговаривает, не берет на руки, никто ему не улыбается… Детки чувствуют, что они никому не нужны, у них трансформируется психика. И чем дольше это продолжается, тем тяжелее последствия.

Я ездила по медучреждениям в поисках «своего» ребенка, видела эту печальную картину, и от этого желание как можно быстрее изменить судьбу хотя бы одного ребенка только нарастало. Наконец в одной из больниц мне сказали, что есть отказная девочка, семи дней от роду. С тех пор она стала нашей и полностью изменила жизнь семьи.

Стефания появилась на свет с фетальным алкогольным синдромом (сокращенно ФАС), но это выяснилось, когда ребенку было три года. Фетальным называется период внутриутробного развития плода, начиная с девятой недели беременности. Именно тогда в организме закладываются важные структуры, органы. И алкоголь пагубно влияет на этот процесс. К сожалению, будущие мамы, которые употребляют спиртные напитки, на это не обращают внимания. В Украине диагноз ФАС практически никому не ставят, вуалируя его под умственную отсталость.

— Из-за того, что неонатолог не оставил в карточке ребенка записи о злоупотреблении матери алкоголем, официальный диагноз Стефе не ставили и ей невозможно было оформить инвалидность, — продолжает Ольга. — Когда мы забирали кроху из больницы, медсестра только заметила: «Ну, вы же знаете, кто оставляет своих детей…» И все же хорошо, что биологическая мама отказалась от дочери, реально оценив свои шансы на ее воспитание. Заботы о ребенке мы взяли на себя, осознавая, насколько это непросто.

Первые два месяца Стефа практически круглосуточно висела на маме в «кенгурушке». Ольга понимала, что должна дать ребенку, появлению которого никто не радовался, свое телесное тепло. Клала дочку на обнаженную грудь, чтобы она не просто согрелась, а почувствовала ее размеренное сердцебиение. Так Стефочка успокаивалась. Еще Большовы приобрели специальное терапевтическое пятикилограммовое одеяло, набитое гречневой крупой, и стали в него укутывать дочь. Это не только снижает уровень стресса, но и позволяет почувствовать собственное тело. Кстати, позже справиться с телом ребенку помогали хождение по бордюрам, прыжки на батуте.

— Алкоголь, как я теперь знаю, повышает уровень кортизола — гормона страха, — объясняет моя собеседница. — Поэтому ребенок, отравленный им в утробе матери, не может нормально развиваться, поскольку находится в постоянном стрессе. Вся его энергия идет на поддержание жизнедеятельности организма, а на то, чтобы замечать что-то вокруг себя, сил уже не хватает. Физическую и умственную отсталость Стефы врачи (а мы показывали ее лучшим столичным специалистам) объясняли тем, что, возможно, ее мама плохо питалась во время беременности или нервничала. «Будем наблюдать», — эту фразу мы слышали от всех, и, что особенно обидно, медики упрекали нам с мужем, что мы мало занимаемся ребенком и он у нас «педагогически запущенный».

Стефа позже, чем другие дети, начала ползать, сидеть, ходить, говорить… Иногда мне казалось, она нас не слышит. Говорю ей: «Посмотри, какая собачка» или «Подай мячик», но ребенок не реагирует. А еще у нее не получалось улыбаться.

Кроме того, в Стефании были проблемы с сердцем, легкими, тазобедренными суставами.

Ольга до усыновления работала в синодальном управлении православной церкви, но вынуждена была оставить работу и полностью посвятить себя Стефании. Иногда, признается, когда становилось совсем тяжело и опускались руки, Сергей подбадривал: «Это божий ребенок, как и все дети. Мы для Стефы на некоторое время стали главными в жизни. Будем делать все, чтобы она была счастливой».

«Токсины алкоголя повреждают головной мозг плода»

Неизвестно, сколько времени приемные родители бились бы, как говорится, головой о стену, если бы не одна случайная встреча. Подруга Ольги, которая живет в США, организовала в Украине конференцию американских специалистов по вопросам аутизма. И в частной беседе один из врачей сказала, что у Стефании все признаки фетального алкогольного синдрома. Ольга впервые тогда услышала о таком диагнозе, а сейчас сама стала экспертом в этих вопросах.

Ольга Большова — первая мама в Украине, которая сознательно вынесла в публичную плоскость семейную проблему, связанную с ФАС, и взяла на себя просветительскую миссию. Вот уже три года она возглавляет общественную организацию «Дети с ФАС — касается каждого из нас». Она также организовала закрытую группу, в которую входит 400 родителей, чьи усыновленные дети имеют фетальный алкогольный синдром. Дети родились у женщин, употреблявших алкоголь во время беременности. В группе нет ни одной биологической матери или биологического отца, которые воспитывали бы собственных сыновей и дочерей с такими недостатками.

— После радиопередачи, в которой я рассказывала о ФАС, мне позвонила мама одного усыновленного ребенка и сказала, что именно благодаря моему рассказу поняла, что происходит с ее сыном: школьную программу не может одолеть, учителя и ученики буллят, — продолжает Ольга. — Мы составили с ней план развития ребенка. А другая женщина, которая собиралась усыновить ребенка с ФАС, уточнив у меня некоторые моменты воспитания таких детей, без колебаний взяла в семью девочку с признаками синдрома. И очень счастлива с ней.

Мне сразу стало легче, когда я поняла, что на самом деле творится с моей Стефой и что надо делать. Информацию о ФАС искала в интернете, изучала зарубежный опыт. Пришлось подключить генетика, психолога, невролога, логопеда, дефектолога, других специалистов.

Свои занятия с дочкой Ольга выкладывает на YouTube-канале Стефании. Такие передачи являются подсказкой родителям, в семьях которых подрастают сложные дети. Ведь для них много можно сделать в домашних условиях. Видеоролики — это еще и наглядная демонстрация прогресса в развитии Стефы.

Как рассказала Ольга Большова, Стефочка обожает своего отца. Они вместе рисуют, играют, складывают кубики, ездят верхом на лошадях… Усыновленный ребенок кардинально изменил их с мужем взгляды на воспитание. Они прекратили выдвигать к ребенку чрезмерные требования. Убеждены: надо не человека приспосабливать под среду, а пространство под него, чтобы ему было в нем комфортно. Очень хорошо на девочку влияют украинские народные сказки и церковное пение. Супруги еженедельно посещают православный храм. Таким детям нужна стабильность, уверенность в том, что сегодня будет так же, как вчера. Например, отклонение от традиционного маршрута на улице вызывает у Стефании беспокойство. Родители научились с этим справляться.

Оберегая ребенка от неправильного отношения сверстников, Большовы не отдали в этом году Стефу в школу. Для них важно, чтобы она физиологически и морально созрела для нового этапа в своей жизни.

— Токсины алкоголя еще в утробе матери нарушают нейронные связи, поэтому мозг ребенка «обречен» работать асинхронно, — объясняет Ольга Большова. — Из-за этой «поломки» детям трудно запоминать информацию, они не могут четко выразить свое мнение, им сложно даже предложения сформулировать, потому что мозг выдает неправильную информацию. Таких учеников называют тупыми, ленивыми, учителя и одноклассники над ними смеются. И тогда они вообще перестают учиться, начинают строить из себя дурачков, потому что им так легче.

Сейчас Стефа ходит в детсад. Она очень любит общаться с детьми, и они ее любят. Ольга предупредила воспитателей об особенностях своей дочери, и они сумели донести это до воспитанников. Дети радуются, когда могут в чем-то Стефе помочь, а девочка делает то же в ответ.

Семье Большовых понадобилось много усилий, чтобы Стефания начала учиться, сосредотачиваться, а затем и улыбаться

«Нельзя допустить, чтобы ребенок стал озлобленным»

ФАС не приговор. Среди тех, кто родился с фетальным алкогольным синдромом, есть известные актеры, художники, певцы. А еще больше просто хороших добросовестных работников с достаточным уровнем интеллекта. Об этом Ольга Большова говорит на лекциях. Главное — вовремя распознать синдром и начать коррекцию детского развития, чтобы избежать вторичных нарушений, для которых характерны истерики, подавленность, депрессии, низкая самооценка, чувство собственной ничтожности, неспособность получить работу, озлобленность на весь мир и, как следствие, — побеги из дома, проблемы с законом, алкоголем, тюремное заключение. Такого развития событий нельзя допустить.

Планируя родить ребенка, надо хотя бы за два месяца, а лучше за год до зачатия вообще отказаться от употребления алкоголя, даже пиво исключить. Категорически нельзя употреблять спиртные напитки во время беременности. Потому что никто не может сказать, как на них отреагирует женский организм. Мировая статистика свидетельствует, что детей с фетальным алкогольным синдромом рождается в 2,5 раза больше, чем детей с аутизмом, в 19 раз больше, чем детей с церебральным параличом и в 28 раз больше, чем с синдромом Дауна! Бытовой алкоголизм дает свои результаты. В Украине никто не подсчитывает детей с фетальным алкогольным синдромом, их вроде бы нет. Но проблема существует, и с ней надо бороться.

Ольга полагает, что следует убрать из супермаркетов отделы по продаже спиртных напитков, разрешить продавать их только в специализированных магазинах. Необходимо полностью запретить рекламу спиртного, как это сделали те государства, в которых действительно заботятся о здоровье нации.

У Ольги Большовой есть еще одна большая мечта: она хочет, чтобы в интернатах не осталось ни одного ребенка.

— Нас много, и если каждый неравнодушный возьмет в свою семью сироту, мир станет более чутким и теплым, — говорит Ольга.

Женщина помнит, как боялся попасть в интернат ученик из маминого класса. Оставшись в 16 лет сиротой, парень попросил свою классную руководительницу, маму Ольги, взять его под опеку. А когда Ольга стала студенткой исторического факультета Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко, впервые сама увидела, что такое интернатная система. Бывала там как волонтер и с тех пор убеждена, что интернаты, в которых дети не знают, что такое виноград и что яйца имеют скорлупу и бывают не только вареными, это позор для общества.

— В Украине около 69 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, из которых почти 17 тысяч могут быть усыновлены, — говорит министр социальной политики Украины Марина Лазебная. — А кандидатов в усыновители около тысячи семей и одиноких граждан. Для упрощения процедуры усыновления Минсоцполитики разработало ряд изменений в законодательные и нормативные акты. В Верховную Раду уже подан законопроект, в котором предлагается уменьшить с восьми до шести недель срок, в течение которого родители, оставив новорожденного в роддоме, обязаны отказаться от него. Предполагается также упростить оформление документов на усыновление в случае, когда мать или отец ребенка являются несовершеннолетними или малолетними. А интернаты предлагается лишить права решать, могут ли их воспитанники быть усыновленными и воспитываться в семье.

Станет возможным собирать и подавать документы на усыновление в электронной форме. Благодаря такому нововведению потенциальным усыновителям не придется собирать бумажные справки самостоятельно по разным инстанциям.

Усыновление — одна из лучших семейных форм воспитания для ребенка, ведь именно в семье он получает родительское тепло и заботу. Ольга даже думать не хочет, какое печальное будущее могло ожидать ее младшую дочь, если бы она не выхватила ее тогда из больницы…

Читайте также: Любовь вылечила все болезни: дочь погибшего бойца АТО стала мамой для малышки, которую в детдоме считали бесперспективной

Фото предоставлены Ольгой Большовой

5630

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.