ПОИСК
Здоровье и медицина

«Психика не справлялась с последствиями ковида: пытаясь восстановить обоняние, я надышалась ацетоном до умопомрачения»

7:44 4 декабря 2020
история заболевшей коронавирусом
Яна СОКОЛОВА, специально для «ФАКТОВ»

К опасности заболеть Елена серьезно отнеслась еще во время весеннего карантина.

— Боясь подхватить вирус в транспорте, я на работу и с работы ходила пешком — семь километров в один конец, тщательно мыла руки, — вспоминает моя давняя знакомая. На ее обычно жизнерадостном, а теперь осунувшемся лице появляется вымученная улыбка. — В людных местах всегда надевала маску и перчатки, в моем кармане и сейчас лежит антисептик. Но к середине осени, пожалуй, устала беречься, потеряла бдительность… и заразилась. После этого заболела вся семья — ребенок, муж и его родители. Иногда мне казалось, мы не выживем.

Елена плачет, что на нее не похоже. До сих пор не может спокойно вспоминать тяжелые дни болезни.

— Больше всего боялась задохнуться во сне, — говорит Елена. — У меня на шее распухли лимфоузлы, казалось, горло периодически кто-то сжимает веревкой: то сдавливает очень сильно, то отпускает. Ночи проводила сидя в кресле: ложиться было страшно. Время от времени бегала в спальню к родителям мужа — прислушивалась, дышат ли они. Свекор со свекровью перенесли болезнь тяжелее всех, да и сейчас еще очень слабые: у мамы развилась тахикардия, а у отца до сих пор проблемы с легкими. Я болела больше 20 дней, и в этот период мое состояние трижды ухудшалось. Тогда мне меняли антибиотики.

Читайте также: Как справиться с одышкой и кашлем при COVID-19: советы врача

Поскольку у Елены хронический трахеобронхит, который обычно обостряется весной и осенью, первые проявления новой болезни (ломота в теле, незначительная боль в груди) она восприняла как знакомые симптомы. Начала применять стандартную схему. А когда поднялась высокая температура и появился глубокий кашель, заподозрила коронавирус.

— Семейный врач, к которому обратилась, хрипов в легких не обнаружила, прописала противовирусный препарат, — вспоминает Елена. — Доктор сразу предупредила, чтобы к медсестре, оформлявшей карточку, я не приближалась: «Она мне еще нужна». Тогда стало ясно, что мои подозрения не беспочвенны. Хотя о том, как распознать и лечить ковид, тогда было мало известно. На всякий случай в частной лаборатории я сдала тест ИФА, и на следующий день получила результат, гласивший, что я здорова.

Самочувствие у Елены стремительно ухудшалось: кроме того что ей было трудно дышать из-за отека горла, обострился герпес, донимал насморк, распухли носовые пазухи, першило в горле, мучил сухой кашель. Температура уверенно ползла к 39, раскалывалась голова.

Я позвонила своему руководителю, рассказала о симптомах, а он спросил: «Может, у тебя коронавирус? Ты запахи чувствуешь?» — вспоминает Елена. — Я отшутилась, а положив телефон, стала все обнюхивать и запахов… не почувствовала. «Да это потому, что у тебя нос заложен!» — утешали меня свекор со свекровью, которые вообще не верили в существование ковида. А под вечер и у них поднялась высокая температура. «Это оно!» — сказала я сама себе. Но предположение надо было подтвердить. Бригада лаборантов, которую вызвала ко мне семейный врач, ехала брать мазки три дня. Я нервничала, быстро сделать КТ не получалось из-за очереди. Тогда семейный врач отправила меня на рентген. На снимке изменений не обнаружили. А на сделанной через неделю после первых проявлений болезни компьютерной томографии легкие уже выглядели, как решето, и в описании появились слова «двусторонняя пневмония». Да и анализ, полученный через четыре дня, подтведил: это ковид. Страх нагоняло и то, что сатурация опустилась до нижнего предела нормы — 94.

Читайте также: «Нос словно онемел»: Анатолий Анатолич рассказал свою историю борьбы с коронавирусом

В какой-то момент я почувствовала, что у меня появился панический страх перед вирусом. Я без конца протирала хлоркой пол, мебель, двери, сантехнику, мыла и дезинфицировала руки… Это было навязчивое состояние. Как-то, добиваясь стерильности в квартире, подставила под струю воды… мобильный телефон. А пытаясь восстановить обоняние, надышалась ацетоном до умопомрачения. Врач поняла, что со мной что-то не так, и назначила препараты, поддерживающие нервную систему. Слышала, что подобное состояние возникает у многих людей, переболевших коронавирусом. И оставлять это без внимания нельзя.

«Муж неделю ходил на работу с температурой. Врач не заподозрила коронавирус и больничный ему не дала»

— Мою пневмонию называют тихой, — продолжает Елена. — Ведь высокая температура у меня была лишь несколько дней, в начале заболевания. А вот у родителей мужа — маме 75 лет, а отцу 78 — она держалась долго. Причем первые пять дней лечились чаями с калиной-малиной. Сбивать температуру, которая доходила до 38,5, категорически отказывались, считая, что организм сам справится с вирусом. Они всю жизнь так лечились, без таблеток. О том, что COVID-19 — это не грипп и не ОРВИ, даже слушать не хотели. Пока не слегли и уже не могли подняться. Я вызвала к ним скорую, сообщив, что сама болею коронавирусом (хотя на тот момент еще не было подтвержденного диагноза). И что вы думаете? Приехали к нам «космонавты в скафандрах», послушали обоих. Родители хоть и кашляли, но не задыхались — сатурация у них была в норме. В общем, врач скорой сделал вывод, что воспаления у них нет и они могут лечиться в домашних условиях.

Только когда Елена настояла на обследовании, муж отвез стариков на рентген. У обоих обнаружили пневмонию. Лишь после этого, наконец, родители согласились принимать антибиотики.

Когда у мужа Елены поднялась температура и он обратился к своему семейному врачу, доктор при осмотре тоже не заподозрила ничего серьезного и не выписала больничный. Целую неделю мужчина ходил на работу с температурой. Почти весь его коллектив переболел. Но кто заболел первым, неизвестно. К слову, не выписавшая больничный врач тоже заразилась.

Читайте также: «Прощай, коронавирус. Вымотал ты меня, сволочь этакая»

— У мужа мы наблюдали такие сипмтомы: сильно болела поясница, мучила ломота во всем теле, — вспоминает Елена. — Температура была небольшой, но долго не падала. Муж не сдавал тест, не пошел на рентген, чтобы сэкономить деньги. Ведь и так было очевидно, что у него коронавирус. Андрей оказался самым стойким из нас и, если бы вовремя начал лечение, перенес бы болезнь гораздо легче. На мужа легла обязанность ходить в магазин за продуктами, в аптеку за лекарствами. Надевал маску, перчатки — и шел. Иногда отправлялся на другой конец города, если в ближайшей аптеке не оказывалось нужных препаратов. А что делать?

Собеседница признается, что семья боялась реакции соседей, поэтому не стала обращаться к ним за помощью. На первых порах родственники оставляли еду на скамейке во дворе. Муж Елены спускался и заносил продукты в квартиру. Вкуса никто не чувствовал — все казалось «травой». Налегали на киви, цитрусовые, яблоки. Принимали витамины, которые рекомендуют в таких случаях. Но они считают, что основную роль в их выздоровлении сыграли все-таки назначенные врачом антибиотики. Хотя сейчас идут дискуссии о том, стоит ли применять их при коронавирусе. Слушая аргументы за и против с экранов телевизоров, в Интернете, понимаешь, как несовершенны протоколы лечения. Выясняется, что даже семейные врачи не знают, что надо, а чего не надо делать при этом новом для всех заболевании. Уже все услышали, что антибиотики против вируса не работают. Но ведь если у пациента возникло бактериальное осложнение, без них не обойтись…

«Перенесенная болезнь еще дает о себе знать: ускоряя шаг, чувствую одышку, трудно на чем-то сосредоточиться»

— Я четко помню только первую неделю болезни, другие две — урывками, — признается Елена. — Изматывало собственное бессилие, донимала одышка. Было трудно даже кровать застелить. А еще надо было ухаживать за стариками.

Свекрови не подходили назначенные антибиотики, врач меняла их пять (!) раз. Что ни уколю, начинается рвота, поэтому приходилось перед инъекцией сначала давать противорвотные препараты. Три недели у свекрови держалась температура 38,5, она практически ничего не ела, так как была страшная интоксикация, жаловалась, что болят кости, мышцы. Чтобы снять боль, разжижать кровь, тоже приходилось давать лекарства. А свекор, который раньше никогда не жаловался на самочувствие, постоянно стонал, говорил, что ему плохо. Я сама едва держалась на ногах — разрывалась между ними. Если не справлялась, звонила на станцию неотложной медицинской помощи. «А зачем вы нас вызывали?» — удивлялись врачи. Мол, ничего страшного. Из центра семейной медицины слышала одно и то же: «Колите сами». Внутримышечные инъекции делала сама, но чтобы поставить капельницу, нужен специалист. Через знакомых удалось найти медсестру, которая согласилась приехать к нам домой (такси мы ей оплачивали) и прокапать родителей. Манипуляция стоила 200 гривен за одного. И это еще хорошо, потому что в Полтаве и за 300 редко кто соглашается.

Все это загоняло меня в депрессию. Впервые за всю жизнь я не думала о работе, ни с кем не хотелось общаться. Сама себя не узнавала. Хорошо, мой врач (у мужа и его родителей другой семейный доктор) постоянно консультировала нас по телефону или по Вайберу. А когда у меня симпомы ковида исчезли и я пришла закрывать больничный, доктор обратила внимание на то, что во время приема я семь раз побрызгала дезинфектором себе руки. Врач прописала успокоительный препарат на два месяца. Сказала, что психика самостоятельно не справляется с нагрузкой. Я это и сама чувствую.

Читайте также: «На 5-й день болезни, о боги, началась пытка — пропало напрочь обоняние и вкус!»

Слава Богу, самое страшное позади. Родителей удалось вытянуть, что называется, с того света. Они еще слабые и худые, но уже постепенно приходят в норму. Сейчас думаю: хорошо, что их не госпитализировали, потому что вряд ли в больнице могли бы уделять им столько внимания, сколько они получали дома. Сама понемногу вхожу в рабочий ритм. Хотя перенесенная болезнь еще дает о себе знать. Бывает, когда ускоряю шаг, чувствую одышку. А еще мне трудно на чем-то сосредоточиться.

По-своему проявился ковид у нашей девятилетней дочери. У нее два дня держалась невысокая температура, зато целую неделю ребенок страдал от сильного стоматита, который мы вылечили противовирусными препаратами. Такого проявления болезни раньше у нее не было. То есть вирус бил в слабое место каждого. Хорошо, что мы переболели накануне пика эпидемии.

Интересно, что я не заразила свою маму, с которой перед тем, как заболеть, готовила еду у нее дома. Мы с ней обнимались-целовались. Никого не заразила я и в коллективе, хотя мы вместе пили чай перед тем, как мне стало плохо. Вот еще одна загадка этого непредсказуемого вируса.

Мне иногда кажется, что с того момента, как я почувствовала, что заболела, прошло не два месяца, а целый год. Пока все это длилось, я поняла, насколько важна для меня семья. Пережив такие испытания, она стала крепче и дружнее. И еще знаю наверняка: сегодня многое зависит от нас самих. Врачи морально и физически истощены, они не могут с каждым больным церемониться. К тому же сами болеют. А есть пациенты, которые угрожают врачам, пишут жалобы в вышестоящие инстанции. Хочется сказать: «Люди, берегите себя и друг друга!»

Читайте также: Пять признаков того, что вы переболели коронавирусом

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что коронавирусной инфекцией заболела танцовщица Илона Гвоздева, недавно ставшая мамой.

2056

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер